• ru
  • by
  • 15 июня

    USD

    EUR

    Столин

    9C

    Жизнелюбие Николая Павловича

    11.06.2024

    59

    0

    Rate this post

    Первого июня отпраздновал свой юбилей один из долгожителей нашего района – Николай Шелест из д. Лука. Николаю Павловичу исполнилось 90 лет. Как у большинства людей старшего поколения, у моего собеседника позади большой и трудный жизненный путь, который он прошёл с честью и достоинством.

    Юбиляр – обычный сельский труженик, испытавший на своём веку и радости, и горести. Его судьба похожа на судьбы многих жителей нашего района, которые жили в те тяжёлые годы и смиренно преодолевали все испытания, выдерживая изо дня в день экзамен на доброту, человечность, отзывчивость и милосердие. В 90 лет Николай Павлович сохранил удивительную ясность ума и жизнелюбие.
    Родился Николай Павлович в 1934-м в Городной, но вскоре семья переехала на постоянное место жительства в Луку. Здесь же в 1941-м пошёл в первый класс. Когда началась война, школу закрыли. Смог Николай Павлович возобновить обучение только в послевоенное время. Окончил четыре класса.
    Много воспоминаний хранит Николай Шелест о военном лихолетье. Он был тогда ещё мальчишкой, который узнал голод и холод, слёзы и боль…
    – Война – это страшно, – подчёркивает Николай Павлович. – Я своим детям и внукам всегда говорил и буду говорить, чтобы берегли мир, то же самое скажу и вам. Только бы никогда это не повторилось.
    Три раза нас пытались угнать в Германию. Первый и второй раз всех гнали в Глинку. У нас тогда корова с телёнком была. Когда находились в этой деревне, отец пошёл к коменданту за пропуском, чтобы вернуться и ухаживать за животными. Иначе бы убили, назвав «партизаном». После местный комендант выдал пропуск на всю семью. Так мы вернулись в Луку и жили, пока третий раз нас не угнали аж до Бреста. Тогда наступал «фронт» с украинского направления. Вокруг взрывались снаряды, стреляли. Фашисты начали отступать и нас с собой прихватили. Людьми прикрывались, как живым щитом.
    Это было в июне. Много «деревень» гнали. По пути некоторые люди пытались бежать. Их возвращали, расстреливали. В дороге люди умирали. Их хоронили. Так шли недели три. Помню, как трудно было с едой. Идёшь, а вокруг в деревнях чернеют вишни. Я как-то потянулся к ягодке. Так фашист так ударил плёткой по плечах, что я аж «вытянулся». Больше даже не пробовал, боясь, что убьют.
    Дошли до деревни (15 км от Бреста). Возле этого населённого пункта под давлением солдат Красной армии фашисты нас бросили и пустились бежать. Возле деревни росла молодая посадка, был овраг. Там мы и прятались два дня. После появились всадники, которые поинтересовались, кто мы такие. Узнав, что беженцы из Столинского района, сказали, что наша территория освобождена и можно возвращаться домой. Правда, нас предупредили, что все мосты и переправы были уничтожены. Мы отправились в деревню, чтобы вооружиться топорами, пилами и восстановить по пути следования переправы.
    Когда вернулись, в скором времени отца забрали на фронт. Служил он в сапёрной части на территории Польши.
    Нас было у родителей шестеро детей. Матери первое время помогал дед, но не прошло и полгода, как он умер. От тифа тогда люди умирали. И я сильно переболел. Ещё три раза перенёс воспаление лёгких. Люди голодали. Все работали на земле.
    Ещё помню, что отец с дедом (были гончарами) перед тем, как нас всех угнали, сделали большие горшки (пудов на 30), куда от врага спрятали зерно, но их забрали. Весь дом был перекопан. Видно, пока нас не было, искали, чем поживиться можно. У нас осталась только та бочка с зерном, которую закопали в огороде и сверху набросали пней. Это и помогло нам с голоду не умереть.
    Очень тяжело приходилось в послевоенное время. Николай Павлович вспоминает, как пас скот. Тогда одна пастушка и научила его плести лапти. Сама плела, и Николай Шелест быстро наловчился, да по несколько пар за день мог сделать.
    До сих пор Николай Павлович проводит время за любимым занятием. Он знает, в какое время заготовить лозу и какую взять, чтобы получилось хорошее изделие (ещё делает своими руками кошики). Даже продемонстрировал корреспонденту свою «фирменную» обувь, в которой ходил в школу.
    Приходили в деревню бандеровцы и забирали всё. Никого не щадили. Требовали, чтобы люди открывали двери, иначе выбивали окна. Отец как-то заколол хряка. Кто-то донёс, и к нам пришли эти самые бандеровцы, чтобы отдали им сало. Но убедившись, что это действительно хряк, со словами: «Разве это сало!» покинули наш дом. Столько страху тогда было.
    Служил Николай Шелест на Севере в Архангельской области три года. Вернулся домой и как-то на танцах встретил свою вторую половинку. С Софьей Константиновной мой собеседник живёт в браке уже 66 лет. Их союз – это пример семейной жизни и в горе, и в радости.
    Супруги купили себе дом рядом с родительским. Николай Павлович отмечает, что никогда и мысли не возникало о том, чтобы покинуть эти живописные места. Как же здесь красиво! Тишина, неповторимая природа и родные люди.
    Всю жизнь Николай Шелест ездил на сезонные заработки, работал в хозяйствах на стройках. Жена оставалась с детьми. Держали большое хозяйство, поэтому забот хватало. Вместе супруги воспитали четверых детей – две дочери и два сына. После Николай Павлович до выхода на заслуженный отдых трудился в местном хозяйстве.
    Сегодня семью Шелестов радуют десять внуков и 20 правнуков. Все дружно приехали поздравить юбиляра.
    – Я им всегда говорю, что вы сегодня прекрасно живёте, – заключил Николай Шелест. – У вас всё есть. Знали бы вы, что нам пришлось пережить, ценили бы то, что имеете.
    Людмила КАСПЕРОВИЧ
    Фото автора

    Обсуждение

    Для отправки комментария Вам необходимо войти или зарегистрироваться.

    Разработка сайта

    Техподдержка сайтаSAKURAWEB

    SEO-продвижение

    Яндекс.Метрика