24 января

USD

EUR

Столин

2C

Главное – верить в себя! — Владимир Гриб из Ольшан

01.12.2020

3479

0

В преддверии Дня инвалидов Республики Беларусь корреспондент «НП» поговорил с очень активным человеком, который не первый год передвигается на инвалидной коляске.
Знакомьтесь – Владимир Гриб из Ольшан, который, несмотря на трагический случай в молодости, нашёл в себе силы адаптироваться к жизни и добиться определённого успеха.
– Владимир, прежде всего хотелось бы узнать, каково ваше отношение к слову «инвалид»? Или всё же уместнее более мягко – человек с ограниченными возможностями?
– Буду говорить только за себя, так как мнения и мыслей многих «товарищей по несчастью» не могу знать. Для меня это не унизительно. Нужно вещи называть своими именами. По дому я передвигаюсь на инвалидной коляске, у меня есть удостоверение инвалида. По миру передвигаюсь на автомобиле, на ветровом и заднем стекле которого размещена наклейка «инвалид за рулём»! В конце концов, есть такие, на которого скажешь «человек с ограниченными возможностями», а он тебе возразит – никак не ограничен! Даже несмотря на то, что в физическом плане есть трудности. Я себя отношу именно к таким – сегодня у меня нет ограничений. Но они были.
– Расскажите нашим читателем немного о себе.
– Родился я в Ольшанах 7 декабря 1974 года. Рос обычным советским мальчишкой – гулял с друзьями на улице, гонял мяч, иногда чудачили, попадали во всякие ситуации, но в пределах дозволенного. Летом также часто ездил к бабушке, которая жила в Ремле. Моя мама Нина Владимировна много лет проработала в школе учителем русского языка и литературы, а отец Василий Семёнович – строителем в бригаде в местном колхозе. Папа, к сожалению, рано ушёл из жизни. Мне тогда было 10 лет. Мама в школе у меня уроки не вела, только дома контролировала учебный процесс, а вот младшему моему брату Евгению «повезло» меньше – мама не только учила его в школе, но и была классным руководителем. Понятно же, что отношение к нему было, как ко всем остальным. Мама у нас такая, строгая в этом плане. А в целом – очень спокойный, рассудительный, мудрый человек. Её советы во многом помогли мне по жизни.
– Что запомнилось из школьных лет?
– Запомнилось, что я был самым младшим в очень большом классе. Некоторые ребята были старше меня больше чем на год. А это в начальных классах ощущалось очень сильно. Также запомнилось, что наш класс стал первым в Ольшанах с литерой «Г». И это при том, что в моём классе было 36 (!) учеников. Ещё помню, как в школе мне доверили быть знаменосцем. На всякие праздники, линейки я выходил со знаменем и пионерским галстуком. Тогда в школе все ходили с галстуками, даже дети из верующих семей. Хотя им родители запрещали, а школе, наоборот, заставляли. Так вот они, когда шли домой, то снимали их.
Уже тогда в Ольшанах в школе культивировался волейбол, поэтому было логичным, что я ходил в секцию.
Ещё помню, как жили в учительском многоквартирном доме недалеко от школы. Квартиры на ключ не закрывались – было же время. Можно было зайти к другу домой и, например, покушать чего вкусного (смеётся) и никто даже не узнал бы. А ещё мы часто собирались целыми семьями во дворе на различные мероприятия, ходили на пикники в лес, с мячами, бадминтоном и многое другое.
– Какое было главное развлечение мальчишек в то время?
– Для меня и моих сверстников самым главным развлечением была техника. Особенно тракторы. Во время уборки мы часто ходили в колхоз и трактористы давали нам порулить. Не просто на месте покрутить руль, а реально проехаться вместе с ними. А первое, на чём я ездил, – это мопед «Рига», который был у моего дяди. Мне было тогда, наверное, лет 9-10.
– Детство закончилось. Настало время определяться с будущим. Между какими профессиями выбирали, когда пришла пора идти учиться дальше?
– Выбор был невелик – учитель или медик. Но, посчитал, что учить – не моё, и поступил в Пинское медучилище на фельдшера-акушера. Так как девять классов окончил на пятёрки, то поступление сводилось к банальному собеседованию. После четырёх лет учёбы в 1994 году мне вручили диплом и отправили домой. Первым рабочим местом стала «скорая» в Давид-Городокской больнице. Поработал я буквально два-три месяца и пошёл служить в армию в топогеодезические войска в г. Бобруйск. После демобилизации в 1995 году осенью вернулся в медицину – в родную уже мне больницу. Поработал полтора года… А потом трагический случай. Во время купания неудачно нырнул в воду. Было это на местном озерце, где сейчас недалеко магазин «Санта». В тот день, третьего августа 1997-го, жизнь разделилась на «до» и «после»…
– Тяжело, наверное, вспоминать тот злосчастный день.
– Точно не помню, но вроде был выходной день, суббота. В пятницу я ушёл с работы, а на следующий день меня уже привезли в больницу на «скорой». Как мне рассказывали, я нырнул, ударился и ушёл под воду. Меня вытащили отдыхающие и сразу вызвали скорую. Позже выяснилось – перелом позвонков шейного отдела. Оперировал меня в г. Минске нейрохирург Желнерович, который мне позже сказал, что если я сяду в инвалидную коляску, то это будет большим успехом и я буду большим молодцом. Я сам прекрасно понимал последствия, медик всё же.
В Минске я провёл три месяца. Потом некоторое время провёл дома, а затем – в родной больнице. Коллеги выделили мне отдельную палату и значительную часть реабилитации я прошёл здесь – физиопроцедуры, массажи и многое другое. Но психологическая ломка не отпускала меня. Я с трудом осознавал, что со мной произошло. Мне было всего 23 года. Все идут на танцы, гулять, а ты дома. Первое время, когда я уже начал садиться в коляску, меня друзья на улицу выносили и обратно домой. Но настал тот момент, когда друзья поженились, обзавелись детьми и на меня уже не было времени. Было время, когда я на улице не был полтора года. Тогда начал выпивать – в алкоголе я хотел заглушить психологическую травму. Пил, пока не сказал себе: «Стоп! Что ты делаешь?».
– Как и чем вы зарабатываете себе на жизнь?
– Я решил, что нужно двигаться дальше, чем-то заниматься, ведь жизнь не закончена. Как раз в районе начала развиваться мобильная связь и друг предложил мне продавать бывшие в употреблении мобильные телефоны. Но сидя дома их не продать, поэтому просил друзей и мы ездили по близлежащим деревням, чтобы расклеить объявления. Вот так закрутилось-завертелось и потом я уже сам начал покупать телефоны, а не брать под реализацию. Смотрел в журналах новинки и заказывал большой партией в 20-30 различных телефонов. Это, пожалуй, был пик моей «мобильной» деятельности. А когда рынок уже был перенасыщен телефонами, то я продал свой бизнес – рассказал человеку, где и что покупать, как вести дело. У меня были уже другие цели, к тому же предложили работать в логистике – диспетчером по грузоперевозкам. Один человек рассказал всё, обучил этому делу, за что я ему очень благодарен, так как по сей день это является одним из основных видов моей деятельности и зарабатывания денег. Сейчас я работаю с 2-3 местными грузоперевозчиками.
– Владимир, вы уже много лет самостоятельно передвигаетесь на автомобиле. Как пришли к этому?
– В какой-то момент в 2008 году мы с мамой заговорили о своём доме. Это позволило бы мне самому быть на улице, свободно передвигаться. И по счастливой случайности продавались два участка в Ольшанах. Хозяин одного, войдя в наше положение, скинул цену. Хорошо, что субсидию можно было взять и нам её выдали. Мы купили этот дом и у меня возникла мысль купить уже машину. Понравившийся автомобиль «Опель Корса» нашли в Минске, а переоборудовали под ручное управление в Мозыре. Так вот, первое время я ездил без водительского удостоверения. В большинстве случаев просто отпускали без предупреждений и штрафов, но до одного случая, когда всё же мне выписали штраф. В тот момент я поставил себе цель получить водительское удостоверение, что стало настоящим испытанием. Мало того, что практическую часть (вождение) надо было проходить в Минске, так ведь надо было 24 раза туда ездить. А сам я не мог, надо было просить кого-то. Теорию я сдал с первого раза, вождение тоже. В итоге удостоверение мне обошлось в кругленькую сумму. Но зато теперь меня никто не упрекнёт в том, что я пользуюсь какими-то исключениями. Сейчас я свободен в этом плане – куда захотел, туда и поехал. Самый большой мой пробег за день – более 700 км.
– Расскажите немного о Центре поддержки молодых инвалидов.
– Мы его создали с Михаилом Скребейко и ещё 10 другими активистами, которые сейчас являются членами организации. Он сам ольшанец и сблизило нас общее несчастье. Собрали вокруг себя активистов и создали этот центр, который сейчас находится по ул. Горынской в г. Столине. Бываю там сейчас один-два раза в неделю. Мы оказываем помощь всем нуждающимся инвалидам без исключения по мере возможности. Сейчас мы заняты ремонтом базы для постоянного пребывания инвалидов в д. Лука, где проводим ежегодный международный фестиваль «Театр под открытым небом».
– Владимир, вы часто являетесь испытателем безбарьерной среды в Столине и районе. Что скажете по этому поводу?
– За последние годы очень много изменений в лучшую сторону. У некоторых административных зданий после наших испытаний были переделаны пандусы. И не один раз. А вот у некоторых торговых объектов – воз и ныне там. Сколько ни говорили – ничего не меняется. Там такие уклоны, что даже здоровый человек затолкать коляску с инвалидом не в состоянии. Но в целом – картина хорошая, все молодцы.
– Когда вы в последний раз отдыхали? А то основная работа, общественная нагрузка, церковный совет, куда вы входите…
– Ой, не помню. Наверное, я и не отдыхал. Всё время в работе. В этом году хотели с друзьями тремя машинами съездить на море, но не срослось. То у кото-то не получается в определённое время, а потом ещё этот коронавирус. Пока эту мечту побывать на море я отложил на будущее.
– Что пожелаете людям, попавшим в трудную жизненную ситуацию?
– Пожелаю только одного: не унывать, не ставить крест на жизни, так как она продолжается. Ставить перед собой цели и достигать их. И тогда у вас всё получится. Главное – верить в себя.
Александр
НИКИФОРЕНКО

Автор публикации

не в сети 2 дня

admin

Комментарии: 1Публикации: 4176Регистрация: 17-05-2019

Обсуждение

Для отправки комментария Вам необходимо войти или зарегистрироваться.

Разработка сайта

Яндекс.Метрика